С нами Ваш бизнес в безопасности
Телефон
Адрес: 127299, г. Москва, ул. Космонавта Волкова, д. 10, стр. 1, офис 201, e-mail: audit@audit.ru
Контакты

Аудиторы ответят: за заведомо ложное заключение пропишут уголовное наказание

      Аудиторское сообщество жестко раскритиковало законопроект Минфина, предусматривающий за выдачу заведомо ложного заключения наказание в виде лишения свободы на срок до четырех лет. Эксперты отмечают, что административных санкций более чем достаточно, поскольку при определенных суммах штрафов торговля заключениями становится невыгодной. Последнее слово за новым регулятором отрасли — ЦБ, который хоть и выступал за усиление ответственности аудиторов, об уголовной ответственности пока не заявлял.  
       На заседании комиссии РСПП по аудиторской деятельности 5 марта обсуждались два законопроекта, направленные на усиление ответственности аудиторов за некачественное заключение. Первый — проект Минфина, предусматривающий введение уголовной ответственности для аудиторов за заведомо ложное заключение. Работа над проектом началась еще летом 2016 года и уже тогда идея вызвала массу вопросов. Сейчас появился текст, и проект готовится к внесению в Госдуму. По нему за подписание заключения, которое было признано судом заведомо ложным, аудитор может быть оштрафован на сумму до 400 тыс. руб. или приговорен к лишению свободы до трех лет. То же деяние группы лиц грозит штрафом до 1 млн руб. или лишением свободы до четырех лет. Сейчас заведомо ложное заключение чревато лишь лишением аттестата, то есть запретом на профессию.  
       Второй проект — депутатский, он вводит в Кодекс об административных правонарушениях статью 29.29 «Грубое нарушение законодательства об аудиторской деятельности», предусматривающую максимальную административную ответственность для аудиторских организаций — до 800 тыс. руб. 
       Глава комиссии РСПП по аудиторской деятельности Александр Турбанов, представляя проект Минфина, отметил, что без введения уголовной ответственности «для торгующих аудиторскими заключениями» не обойтись. По его словам, нельзя закрывать глаза на то, что отдельные игроки выдают заключение без выхода к клиенту или же когда сделанные аудитором выводы прямо противоположны собранным доказательствам. Директор по внутреннему аудиту корпорации «Ростех» Наталья Смирнова также поддержала идею уголовной ответственности, но лишь для подписавших заведомо ложное аудиторское заключение общественно значимой организации. 
       Однако большинство присутствовавших аудиторов выступили резко против уголовной ответственности. Так, глава совета СЗРФ АПР Дмитрий Желтяков отметил, что уголовная ответственность для аудиторов есть лишь в двух странах — Новой Зеландии и Южной Корее, весь остальной мир ограничивается штрафами. Глава СРО ААС Ольга Носова сообщила, что в большинстве европейских стран действуют «драконовские штрафы» за заведомо ложные заключения и торговля ими просто невыгодна. «На мой взгляд, сначала ввести административную ответственность с существенным размером штрафов и посмотреть, как это будет работать на практике»,— отметила она. «Совместный проект Минфина и ЦБ по реформе аудита предусматривает, что на аудиторском заключении всегда будут две подписи: руководителя проверки и главы аудиторской компании,— пояснил партнер EY Игорь Буян.— Таким образом, это будет действие группы лиц, значит, и ответственность будет максимальной».  
       По итогам заседания голосования не было. По словам Александра Турбанова, так как большинство выступило против уголовной ответственности, то именно такое решение и будет отражено в протоколе. Также вопрос, скорее всего, будет вынесен на голосование бюро РСПП. Немаловажную роль в данном случае играет ЦБ — новый регулятор отрасли, который в данном заседании не участвовал. Банк России не раз выступал за усиление ответственности аудиторов, но об уголовной ответственности речи не было. В ЦБ не ответили на запрос “Ъ”. По словам источника, знакомого с позицией регулятора, прежде чем вводить уголовное наказание, необходимо отработать механизм признания заключений заведомо ложными в суде. Сейчас таких кейсов единицы, потому говорить об уголовной ответственности рано. 
     
 Источник: Коммерсантъ